Япония — культура Фудзивара (900-1199)

История Японии обширна и многогранна. Сегодня речь пойдет о четырех великих семьях, которые в свое время имели огромное влияние в Стране восходящего солнца. Они были самыми настоящими вершителями судеб, чему сохранилось множество доказательств.

Кстати, а задумывались ли вы когда-нибудь о том, кем были ваши предки? Узнать свою родословную сейчас проще простого. Надо лишь поставить перед собой такую цель и ознакомиться с архивной документацией или заказать подробную родословную у компании, специализирующейся на такого рода услугах.

Но давайте вернемся к четырем семьям, державшим Японию под контролем, рассмотрев каждую из них более подробно.

Род Минамото

Минамото или, как их еще называли, Гэндзи – это род, чьи первые представители были детьми императора. Однако судьба распорядилась так, что им было отказано в получении статуса принцев, в результате чего императорские потомки превратились в обычных подданных.

Изначально род Минамото представлял собой аристократическую семью, с мнением которой нельзя было не считаться. Но с течением времени они переродились в самураев. Связано это с тем, что семья регулярно выполняла военные поручения от столичного правительства.

Минамото – это самый большой из древних родов Японии. От него происходит сразу 21 ветвь прямых потомков.

Род Тайра

История этого клана начинается с принца Кацуравары, у которого было несколько незаконнорожденных детей. Их потомки в итоге и сформировали данную семью.

О Тайра можно сказать все то же самое, что и о Минамото. Неудивительно, что эти два рода вели между собой ожесточенную борьбу за влияние. Ее итогом стало сражение в бухте Данноура, где Тайра потерпели сокрушительное поражение, после чего клан довольно-таки быстро пришел в упадок.

Род Татибана

Татибана – это потомки принца Нанива-о. Интересно, что существует одноименный клан самураев, не имеющей никакого отношения к данной семье.

Как и все великие семьи, Татибана жаждали власти. А сосредоточиться они решили на контроле на придворной политике, запомнившись тем, что не чурались никаких из способов ведения борьбы с конкурентами. Зачастую в дело шли насильственные методы, а порой дело доходило до глобальных конфликтов.

Семейное древо

Основная статья: Родословная Фудзивара

  • v
  • т
  • е

Fujiwara

семейное древо

Каматари[13] 614–669
Фухито[14] 659–720
Филиал НАНКЭФилиал ХОККЕФилиал SHIKIKEKYŌKE филиал
Мучимаро[14] 680–737Фусасаки[14] 681–737Умакаи[14] 694–737Маро[14] 695–737
Toyonari[15] 704–766Накамаро[15] 706–764Отомаро[16]Нагате[17] 714–771Матате[16] 715–766Уона[18] 721–783Kaedemaro[19] 723–776Ёсицугу[20] 716–777Тамаро[21] 722–783Momokawa[22] 732–779Хаманари[23] 724–790
Цугинава[24] 727–796Корекими[25] 727–789Учимаро[26] 756–812Sonohito[24] 756–819Оцугу[24] 774–843
Фуюцугу[27] 775–826
Нагара[13] 802–826Йошифуса[13] 804–872Ёсиё[28] 823–900
Mototsune[29] 836–891
Токихира[30][24] 871–909Тадахира[24] 880–949
Санейори[24] 900–970Моросукэ[24] 909–960
Йоритада[31] 924–989Коретада[24] 924–972Йоритада[24][32] 925–977Kaneie[24][31] 929–990
Мичитака[33][34] 953–995Митикане[34] 961–995Мичинага[35] 966–1028
Ёримичи[36][37] 992–1074Норимичи[38] 996–1075
Морозане[39] 1042–1101
Моромичи[40] 1062–1099
Тадазане[41] 1075–1162
Тадамичи[42] 1097–1164Ёринага[43] 1120–1156
Коноэ СемьяМацудоно СемьяКудзё Семья
Коноэ Мотодзане[44] 1143–1166Мацудоно Мотофуса[45] 1144?–1231Кудзё Канезане[42] 1149–1207
Коноэ Мотомити[28][46] 1160–1233Мацудоно Моройе[45] 1172–1238Кудзё Ёсицунэ[47] 1169–1206
Коноэ Иезане[46] 1179–1242Кудзё Мичие[47] 1193–1252
Такацукаса СемьяNij СемьяИчидзё Семья
Коноэ Канэцунэ[48] 1210–1259Такацукаса Канехира[49] 1228–1294Кудзё Норизане[50] 1211–1235Нидзё Ёсизане[51] 1216–1271Ичидзё Санецунэ[52] 1223–1284
Примечания
  • В 13 веке основная линия семьи Фудзивара разделилась на «Пять регентских домов»: Кудзё, Nij и Ичидзё (потомки Канезане); а также Коноэ и Такацукаса (потомки Мотозане). Чтобы просмотреть полное генеалогическое древо, посетите Родословная Фудзивара.
  1. Нуссбаум, Луи-Фредерик и другие.
    (2005). «Фудзивара» в Японская энциклопедия
    , стр. 200-201
    , п. 201, в Google Книги.
  2. Бауэр, Микаэль. История Дома Фудзивара
    .
  3. Технически говоря, имя Фудзивара было кабане
    (姓, отношения с Императором), нет
    камйō
    (家 名, лит. «фамилия») ни
    Myji
    (苗 字, лит. «фамилия»). Другими словами, не было
    Куге
    (дворянская) семья называлась Фудзивара, но группа дворян
    кабане
    Фудзивара. Подробнее об именах в Японии см. Японское имя.
  4. Плутшоу, Герберт Э. (1995). Именная культура Японии: значение имен в религиозном, политическом и социальном контексте.
    С. 49, 97.
  5. Нуссбаум, Фудзивара-но Каматари
    в
    п. 203
    , п. 203, в Google Книги.
  6. Британника: Семья Фудзивара доступ 28/4/2012
  7. ЛУИ ФРЕДЕРИК (2008). «О Джапао». Dicionário e Civilização
    . Рио-де-Жанейро: Глобо Ливрос. С. 223–224. ISBN 9788525046161 .
  8. Нуссбаум, «Fujiwara no Fusasaki» в п. 202
    , п. 202, в Google Книги.
  9. Нуссбаум, «Fujiwara no Maro» в п. 205
    , п. 205, в Google Книги.
  10. Нуссбаум, «Fujiwara no Muchimaro» в п. 207
    , п. 207, в Google Книги.
  11. Нуссбаум, «Fujiwara no Umakai» в п. 211
    , п. 211, в Google Книги.
  12. Фаррис, Уильям Уэйн (1985). Население, болезни и земля в ранней Японии, 645-900 гг.
    . Азиатский центр Гарвардского университета. п. 59. ISBN 9780674690059 .
  13. ^ абc
    Бринкли, Фрэнк и Дайроку Кикучи. (1915).
    История японского народа с древнейших времен до конца эры Мэйдзи.
    Нью-Йорк: Британская энциклопедия. OCLC 413099
  14. ^ абcdе
    Канаи, Мадока; Нитта, Хидехару; Ямагива, Джозеф Кошими (1966).
    Актуальная история Японии
    . Подкомитет по обучению дальневосточному языку Комитета по институциональному сотрудничеству. п. 6.
  15. ^ аб
    Браун, Делмер М. (1988).
    Кембриджская история Японии: Том 1
    . Издательство Кембриджского университета. ISBN 9780521223522 .
  16. ^ аб平城 宮 兵部 省 跡
    .奈良 文化 財 研究所. 2005. с. 168.
  17. Ёсикава, Тошико (2006). 仲 麻 呂 政 権 と 藤原 永 手 ・ 八 束 (真 楯) ・ 千尋 (御 楯)
    . Ханава Сёбо (塙 書房). ISBN 978-4-8273-1201-0 .
  18. Тайлер, Роял (1993). Книга великих практик: жизнь горы. Фудзи Аскет Какугио Тобуцу Ку
    (PDF). Азиатские фольклористики. п. 324.
  19. Йонеда, Юсуке (2002). 藤原 摂 関 家 の 誕生
    .吉川弘 文 館. п. 139.
  20. Накагава, Осаму (1991). «藤原 良 継 の 変» [Возвышение Фудзивара-но Ёсицугу]. 奈良 朝 政治 史 の 研究 [Политическая история периода Нара
    ] (на японском языке). Такашина Шотен (高科 書bai).
  21. Кимото, Ёсинобу (1998). 藤原 式 家 官人 の 考察
    .高科 書bai. п. 47. ISBN 978-4-87294-923-0 .
  22. Такемицу, Макото (2013). の 影 の 主 役 氏 の 体 体: 鎌 足 か ら 続 く 1400 年 の 歴 史
    . PHP 研究所. п. 103. ISBN 978-4569761046 .
  23. https://asahi-net.or.jp/~sg2h-ymst/hamanari.html
  24. ^ абcdежграммчасяj
    Нуссбаум, Луи-Фредерик. (2005). В Японская энциклопедия в Google Книги; Бринкли, Фрэнк
    и другие.
    (1915).
  25. Кимото, Ёсинобу (2004). «『 牛 屋 大臣 』藤原 是 公 つ い て» [На «Усия-Дайдзин» Фудзивара но Корекими]. 奈良 時代 の 藤原 氏 と 諸 氏族 [Клан Фудзивара и другие кланы периода Нара
    ] (на японском языке). Ойфу.
  26. Курихара, Хирому. 藤原 内 麿 家族 に つ い て [Семья Фудзивара-но Учимаро]. История Японии (日本 歴 史)
    (на японском языке) (511).
  27. Курихара, Хирому (2008). «藤原 冬 嗣 家族 に つ い て» [Семья Фудзивара-но Фуюцугу]. 平安 前期 の 家族 と 親族 [Семья и родственники в ранний период Хэйан
    ] (на японском языке). Азекура Шобо (校 倉 書房). ISBN 978-4-7517-3940-2 .
  28. ^ аб
    公卿 補 任 [
    Кугё Бунин
    ] (на японском языке). Ёсикава Кобункан (吉川弘 文 館). 1982.
  29. Китайма, Сигео (1973). 日本 の 歴 史 4 平安 京 [История Японии IV: Хэйан-кё
    ] (на японском языке). Чуко Бунко (中 公 文庫). п. 242.
  30. 日本 古代 氏族 人名 辞典 (普及) [Словарь имен древних японских кланов (торговая версия)
    ] (на японском языке). Ёсикава Кобункан (吉川弘 文 館). 2010. ISBN 978-4-642-01458-8 .
  31. ^ аб
    Нобуёси, Ямамото (2003). 摂 関 政治 史 論 考 (на японском языке). Ёсикава Кобункан (吉川弘 文 館). ISBN 978-4-642-02394-8 .
  32. Харуо, Сасаяма (2003). «藤原 兼通 の 政 権 獲得 過程». 日本 律令 制 の 展開 (на японском языке). Ёсикава Кобункан (吉川弘 文 館). ISBN 978-4-642-02393-1 .
  33. Фредерик, Луи (2002). «Японская энциклопедия». Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.
  34. ^ аб
    Папино, Эдмонд (1910). Историко-географический словарь Японии. Токио: Librarie Sansaisha.
  35. Браун, Делмер М. и Ичиро Исида, ред. (1979). Гуканшо: будущее и прошлое.
    Беркли: Калифорнийский университет Press. ISBN 978-0-520-03460-0; OCLC 251325323
  36. Варлей, Пол (2000). Японская культура. Четвертый выпуск. Гонолулу, Гавайи: Гавайский университет Press.
  37. Уэдзима, Сусуму (2010). «日本 中 世 社会 の 形成 と 王 権». 中 世 庄園 制 の 形成 過程 — 〈立 庄〉 考 (на японском языке). Университет Нагои Press. ISBN 978-4-8158-0635-4 .
  38. Овада, Тецуо (2003). 日本史 諸 家 系 図 人名 辞典
    (на японском языке). Коданша. ISBN 978-4062115780 .
  39. «卷 之 一百 四 十二 列傳 第六 十九». 大 日本史
    (на японском языке). 1715.
  40. Кимото, Ёсинобу (2000). «後 二条 師 通 記 と 藤原 師 通». 平 安朝官 人 と 記録 の 研究 — 日記 逸文 に あ ら わ れ た る 平 安公卿 の 世界 (на японском языке). ISBN 978-4273031565 .
  41. Араки, Хироши (2009). «中 世 の 皇 統 迭 立 と 文学 形成 1 院 政 期 か ら 中 世 へ の 上 宝 剣 と 切 — 談話録 に 見 る 皇 統 ・ の 古代 中 世 -«. 皇 統 迭 立 と 文学 形成 (на японском языке). ISBN 978-4-7576-0513-8 .
  42. ^ аб
    Сэнсом, Джордж (1958).
    История Японии до 1334 года
    . Издательство Стэнфордского университета. ISBN 0804705232 .
  43. «Мир перевернулся» в переводе Кейт Рот, стр. 27
  44. Ямада, Акико (2010). 中 世 前期 女性 院 宮 の 研究 (на японском языке). ISBN 978-4784214969 .
  45. ^ аб
    Натанабэ, Наохико (1994). 古代史 論叢 (на японском языке). ISBN 978-4797106558 .
  46. ^ аб
    «北 家. 近衛».
    尊卑 分 脈
    (на японском языке). Ёсикава Кобункан (吉川弘 文 館). 1904. с. 57.
  47. ^ аб
    «北 家. 九 条».
    尊卑 分 脈
    (на японском языке). Ёсикава Кобункан (吉川弘 文 館). 1904. с. 77.
  48. «北 家. 近衛». 尊卑 分 脈
    (на японском языке). Ёсикава Кобункан (吉川弘 文 館). 1904. с. 65.
  49. Джинсон. 大乗 院 日記 目録
    .
  50. «北 家. 九 条». 尊卑 分 脈
    (на японском языке). Ёсикава Кобункан (吉川弘 文 館). 1904. с. 80.
  51. ネ ケ ト. 二条 家 (摂 家) (на японском языке). Архивировано из оригинал на 2004-08-15. Получено 2007-09-09.
  52. ネ ケ ト. 一条 家 (摂 家) (на японском языке). Получено 2007-08-18.

Род Фудзивара

Это единственный род, основателем которого не являлся потомок императора. У истоков семьи Фудзивара стоял Накатоми-но Камако – политик периода Асука.

Прародитель клана известен тем, что сумел организовать заговор против неугодного ему, но при этом едва ли не всесильного правителя. Символично, но именно Фудзивара в дальнейшем занимали главенствующие роли в японской политике. Их влияние на страну выражалось в лоббировании самых разных инициатив, включая начало/прекращение войн.

Когда наступила эпоха реставрации Мэйдзи, всем японцам было поручено взять себе фамилии. И многие решили включить в их состав иероглиф, который являлся первым кандзи названия рода Фудзивара. Так, его содержит самая популярная в Стране восходящего солнца фамилия – Сато. Это еще раз подчеркивает величие данной семьи.

<�Кодзима — гений

Пять знаковых японских актрис золотого века>

Жизнеописание Каматари

1. Появление на свет в усадьбе Фудзивара

Прижизненное имя Внутреннего министра[292] — Каматари, детское имя — Тё:ро:[293] . Родом из уезда Такэти провинции Ямато. Его предок — божество Амэ-но Коянэ-но микото[294] . Из поколения в поколение [его предки] ведали проведением празднеств в честь Небесных и Земных [божеств] и поддержанием согласия между людьми и богами. Поэтому роду было пожаловано имя Оонакатоми[295] .

[Каматари] был старшим сыном министра [Накатоми-но] Микэко[296] . Его мать звали Оотомо-но Оотодзи[297] .

Ооми[298] родился на 34-м году правления государыни Тоёмикэ [Суйко][299] [626 г.] в год киноэ-но ину[300] в усадьбе Фудзивара.

Когда ооми[301] был еще в материнской утробе, снаружи доносился [его] плач. [Младенец] родился двенадцатимесячным. Его тетка по матери сказала отцу: «Ваш ребенок пробыл в лоне [матери] больше положенного. Это необычный ребенок, он несомненно наделен чудесными способностями». Отец же удивлялся тому, что роды прошли без затруднений, и мальчик неожиданно родился так легко.

2. Характер Каматари

Ооми обладал человечностью и сыновней почтительностью. Был одарен и мудр, прозревал [мир] глубоко и далеко. С малых лет он полюбил ученье и прочел много книг. Постоянно читал «Лю тао» Тай Гуна[302] и мог декламировать [это сочинение] наизусть. Он был выдающимся и утонченным человеком. [Его] манеры и внешний облик были превосходны. Смотревшие на него спереди склонялись перед ним, смотревшие на него сзади — падали ниц. Люди говорили: «Господина неизменно сопровождают двое мужественных и благородных мужей». Слыша такие речи, министр не заносился. Сердцем [он] следовал за сведущими людьми. Слава его росла день ото дня.

3. Человек выдающихся душевных качеств и познаний

Пользовавшийся благосклонностью [государыни] Сога-но Курацукури[303] самолично распоряжался наградами и наказаниями и своим могуществом превосходил [саму] государыню. [Даже] когда он бранился, отдавая приказы, никто не смел ослушаться.

Однако, встречаясь с ооми, [Сога] невольно бывал к нему почтителен, всякий раз признавая в душе [свою] никчемность. Однажды дети сановников, [собравшись] вместе у монаха Мин[304] , читали «И Цзин». Когда, запоздав, вошел ооми, Курацукури встал и поприветствовал его как равного. Сев, он подмигнул монаху Мин, чтобы тот закончил [занятие].

Тогда [Мин] сказал ооми: «Мне не сравниться с пришедшим ко мне старшим сыном Сога. Однако вы, господин, человек [столь] выдающихся душевных качеств и познаний, что и впрямь превосходите Сога. Очень прошу вас, берегите себя»[305] .

4. Упадок императорского дома

В начале правления государя Окамото [Дзёмэй][306] , когда детям из благородных семей жаловали ранг кин, [Каматари] был назначен наследственно отправлять ритуалы [богам Неба и Земли]. Он твердо отказался и удалился по делам в Мисима[307] . В уединении он укреплял и совершенствовал свои природные свойства. Вскоре государь Окамото скончался. На престол взошла супруга государя [Ко:гёку]. Государыня не касалась дел управления, и императорский дом стал приходить в упадок. Ооми втайне негодовал.

5. Принц Кару [308]

В это время у принца Кару болела нога, и он не являлся ко двору. Ооми был издавна дружен с принцем. Поэтому он навестил принца в его дворце и прислуживал ему ночью. Они беседовали всю ночь напролет, позабыв об усталости. Принц Кару зная, что [Каматари] человек великих и далеко идущих замыслов, мудростью превосходящий всех, оказывал ему всевозможные почести. Он повелел своей любимой жене днем и ночью прислуживать ему. Комната, [отведенная Каматари], питье и еда — все было исключительным. Ооми, растроганный оказанными ему милостями, потихоньку сказал приближенному [к принцу] тонэри: «Столь сердечный приём, оказанный мне, превосходит мои ожидания. Разве не предназначено твоему господину стать государем?!». Благородный муж сказал правду, и вскоре этому суждено было осуществиться. Тонэри передал слова [Каматари] принцу. Принц же сильно обрадовался.

Однако для осуществления великих замыслов достоинств принца было недостаточно.

6. Нака-но Оэ

[Каматари] снова и снова радел о выборе государя среди принцев. Только Нака-но Оэ был выдающимся человеком и питал великие замыслы, ему под силу было усмирить смуту. Но [у Каматари] не было случая посетить [его]. [Однажды] они случайно встретились в саду, где играли в мари[309] . Нака-но Оэ вместе с мячом уронил свою кожаную туфлю. Ооми, подняв туфлю, почтительно преподнес ее. Нака-но Оэ вежливо принял. С этого времени между ними возникли дружба и полное согласие.

7. Истребление Ямасиро-но Ооэ

В 10-й луне 2-го года правления государыни Ноти-но Окамото [Ко:гёку][310] , в год мидзунто-но у [642 г.], Сога-но Ирука вместе с принцами[311] замыслил погубить наследного принца Камицумия, Ямасиро-но Ооэ и иже с ними.

[Сога-но Ирука] сказал: «Ямасиро-но Ооэ родился в моем доме[312] . Далеко разнеслась слава о его высоких добродетелях и благодетельной силе. Когда государь Окамото [Дзёмэй] передавал [высочайший] престол, все сановники сказали: «Между дядей и племянником существуют разногласия». Кроме того, его обида за убийство Сакаибэ-но Оми Марисэ[313] глубока. Ныне, когда скончался государь и престол передан государыне-супруге, сердце [его] наверняка неспокойно. Разве это не ведет к смуте? Ради блага государства не следует потакать родному племяннику»[314] .

Все принцы согласились. Но согласились они, опасаясь несогласием навредить себе.

Некоторое время спустя Ямасиро-но Ооэ [и иже с ним] были истреблены в храме Икаруга. Те, кто знали об этом — сокрушались.

Отец [Сога-но Ирука] Тоюра-но Оми[315] разгневался и сказал: «Какой же ты глупец, Курацукури! Что же ты натворил?! [Теперь] твой род неминуемо погибнет».

Печалятся, когда не могут преодолеть самого себя. Курацукури же считал: «Удалив [застрявшую] рыбную кость, не испытывают сожаления».

Династия Хань была замирена и прославлена постепенно, в [нашей] стране уже свершились свирепства и распущенность Дун Чжо[316] .

8. Заключение брака

Тогда Нака-но Ооэ сказал ооми: «Государь управляет при помощи высших сановников, треножник[317] Чжоу[318] перешел в руки рода Цзи[319] . Как же быть, господин? Прошу Вас поведать о ваших великих замыслах».

Ооми подробно рассказал о [своих] замыслах по устранению смуты и восстановлению порядка. Нака-но Ооэ обрадовался и сказал: «Воистину я буду [служить вам словно] Цзы Фан[320] ».

Ооми стремился заручиться поддержкой влиятельного дома. Тайно разыскивал [он] тех, у кого есть разногласия с Курацукури, и узнал, что Ямада-но Оми[321] и Курацукури ненавидят друг друга. [Он] сказал Нака-но Ооэ: «Ямада-но Оми почитают твердым и храбрым, его могущество и слава велики. Если посвятим его в наши планы, непременно удастся осуществить задуманное. Но прежде прошу тебя заключить брачные отношения [с его домом]. После этого раскроем ему [наши] заветные планы». Нака-но Ооэ последовал этому. Затем просватали девушку из дома Ямада-но Оми. Ямада-но Оми дал свое согласие.

9. [Ямада-но Оми] предлагает младшую дочь

Когда наступила весна, и новые повозки направились [к дому невесты], младший брат [Ямада-но Оми по имени] Мусаси похитил девушку. Ямада-но Оми пребывал в растерянности и горевал. [Он] не знал, как быть. Его младшая дочь, видя горе отца, спросила: «О чем ты так сокрушаешься?». Отец рассказал ей. Младшая дочь сказала: «Хотя обликом я не такова как Си Ши[322] , но душою подобна Мому[323] . Прошу тебя, предложи меня». Ее отец сильно обрадовался и предложил младшую дочь.

Нака-но Ооэ разгневался на непочтительность Мусаси и велел казнить его. Ооми, увещевая, сказал: «Коль скоро [вы] приводите в порядок большие дела Поднебесной, стоит ли гневаться из-за незначительного проступка в доме?». Тогда Нака-но Ооэ отменил [повеление][324] .

10. Выработка совместного плана [325]

Ооми [Каматари] неспешно беседуя с Ямада-но Оми, говорил: «Старший сын [Сога][326] своенравен, и люди и боги порицают [его]. Род того, кто пособничает злодею, непременно постигнут несчастья и гибель. Вам [следует] хорошенько обдумать это». Ямада-но Оми сказал: «Я уже обдумал. Почтительно присоединяюсь к принцу». Затем [они] стали вместе вырабатывать план [действий]. [Они] хотели поднять войска. Нака-но Ооэ сказал: «[Я] хотел бы откровенно доложить [обо всем государыне], но опасаюсь, удастся ли [тогда] осуществить замыслы. Если же не доложить и промолчать, боюсь напугать государыню. В чем же состоит истинный долг подданного? Вы, сановники[327] , выскажите мне свое мнение».

Ооми ответил: «Дело подданного — преданность и сыновняя почтительность. Путь преданности и сыновней почтительности — сохранять страну в целости и возвышать [свой] род. Когда подданные распущенны, государевы установления приходят в упадок, великая основа разрушается. Нет большей непочтительности и непреданности, чем [попустительство] этому».

Нака-но Ооэ сказал: «Мой успех и мое поражение зависят от тебя. Ты должен постараться».

Тогда ооми сказал Саэки-но Мурадзи Комаро[328] и Вакаинукаи-но Мурадзи Амита[329] : «[Вы] храбрые и сильные, [вам] по силам поднять треножник[330] . Только вам двоим молено поручить [осуществление] великих замыслов». Они присоединились к Нака-но Ооэ.

11. Замысел убить Ирука

В 4-й год правления государыни Ноти-но Окамото [Ко:гёку], в год киното-но ми [645 г.], летом, в 6-ю луну, Нака-но Ооэ притворился, что будет читать государыне [послание] от трех корейских государств. Тогдашние люди поверили этому. Тогда Ямада-но Оми сказал: «Предлагаю, воспользовавшись чтением [государыне] послания трех корейских государств, убить Ирука». Ямада-но Оми было дано разрешение на это. Тотчас же был намечен план.

12. Приглашение Ирука [к государыне]

В день цутиноэ-но сару государыня пребывала во дворце. [Ей] прислуживал Фурухито-но Ооэ. Вскоре тонэри пригласил Ирука. Ирука встал и принялся надевать туфли, но трижды ронял их и не мог надеть. Ирука испугало это, [он] был в замешательстве и хотел вернуться. Тонэри настойчиво приглашал его. Отказаться идти было невозможно.

Ооми издавна знал, что Ирука очень подозрителен и днем и ночью носит с собой меч, и заранее велел танцорам пойти на уловку и отцепить [свои мечи]. Ирука рассмеялся и [тоже] отцепил свой меч. Затем вошел и занял свое место.

13. Послание от трех корейских государств

Ямада-но Оми вышел вперед и начал читать послание от трех корейских государств. Тогда Нака-но Ооэ приказал страже у ворот одновременно затворить [все] двенадцать ворот. Затем Нака-но Ооэ сам взял длинное копье и спрятал его поблизости. [Люди] министра с луками и стрелами в руках охраняли [Нака-но Ооэ]. Саэки-но Мурадзи Комаро и Вакаинукаи-но Мурадзи Амита были пожалованы два меча из ларца и передано на словах: «Одним из этих мечей непременно зарубите [Ирука]».

[Комаро и Амита] давились съеденным рисом и [от страха их] стошнило. Ооми понуждал и ободрял их.

14. Окончание чтения послания

Ямада-но Оми боялся, что закончит читать послание раньше, чем придут Комаро и иже с ним. По его телу струился пот, голос дрожал, руки тряслись. Курацукури счел это подозрительным и спросил: «Почему ты дрожишь?». Ямада-но Оми ответил: «Я нахожусь рядом с государыней, оттого пот сам собою струится». Нака-но Ооэ увидев, что Комаро и иже с ним, страшась могущества Ирука, медлят выступать, закричал «А-а!», и вместе с Комаро они неожиданно бросились с мечами на Ирука, поранив его в голову и плечо.

15. Убийство Ирука

Ирука испуганно вскочил. Комаро-но Мурадзи, взмахнув мечом, поразил его в ногу. Ирука встал, приблизился к государыне и попросил: «Твой слуга не знает, в чем его вина. Прошу Тебя разобраться [в этом]».

Государыня была сильно удивлена и сказала Нака-но Ооэ: «Ничего не понимаю. Что здесь происходит?». Нака-но Ооэ распростерся ниц и сказал: «Курацукури окончательно погубит правящий род, он покушается на престол. Разве должен Курацукури наследовать потомкам императоров?!».

Государыня встала и удалилась вглубь дворца. Затем Комаро и иже с ним зарубили Ирука.

В этот день шел дождь, потоки воды затопили сад. Мертвое тело Курацукури прикрыли циновками и перегородками-сёдзи.

16. Коварные мятежники еще не усмирены

Люди того времени считали: «Злодея покарали по воле Неба». Однако оставался еще Тоюра-но Ооми[331] . Коварные мятежники еще не были усмирены. [Нака-но Ооэ] отправился в храм Хо:-ко:дзи[332] , сделав его хорошо укрепленной крепостью. Вельможи и сановники все последовали за ним. Послали людей, чтобы отдать тело Курацукури Тоюра-но Ооми.

17. Бегство мятежников

Тогда Ая-но Атаи[333] и иже с ним собрали всех своих родичей, облачились в доспехи, взяли в руки оружие, и встали лагерем, придя на помощь министру. Нака-но Ооэ отправил Косэ-но Оми Токода[334] объявить: «Ты не принимаешь участия в делах [управления] нашей страны. Зачем же ты сам идешь против Неба и противишься его воле, навлекая погибель на свой род?!».

Сообщник мятежников Такамуку-но Оми Куниоси[335] отвечал Ая-но Атаи: «Старший сын моего господина[336] уже убит. Ооми[337] тоже будет непременно понапрасну убит. Ради кого попусту будем сражаться и какой смысл в том, что будем казнены?». Сказав так, он бежал. [Остальные] мятежники тоже рассеялись.

18. Искоренение смуты и скверны

В день цутиното-но тори Тоюра-но Ооми Эмиси покончил с собой в своей усадьбе[338] . Скверна и смута были искоренены, шакалы и волки попрятались. Люди прыгали от радости, все кричали «Ура!». Нака-но Оэ хвалил [Каматари]: «Воистину благодаря твоим способностям разрушенная основа вновь приведена в порядок, начавшая клониться к упадку судьба [государства] снова набирает силу». Ооми [Каматари] отвечал: «Это произошло благодаря [вашей] совершенной добродетели, здесь нет заслуги вашего слуги. Не я покорил всех».

19. Нака-но Ооэ уступает трон

В день коноэ-но ину государыня Амэ Тоётакара Икасихи Тарасихимэ [Ко:гёку] пожелала передать трон Нака-но Оэ. Нака-но Оэ спросил совета у ооми [Каматари], тот сказал: «Фурухито-но Ооэ приходится вам старшим братом. Принц Кару-но Мантоку приходится вам дядей. Если ныне займете престол небесных государей в обход Фурухито-но Ооэ, то [долг] послушания и служения младшего брата [старшему] будет нарушен. Не лучше ли поставить [государем] дядю, чтобы сбылись чаяния людей?»

Нака-но Ооэ последовал [совету Каматари] и тайно доложил об этом государыне.

20. Благородный муж сказал правду

Государыня издала повеление об отречении от трона [в пользу] принца Кару. Он стал государем Амэ Ёродзу Тоёхи [Ко:току[339] ].

В действительности же это свершилось по воле ооми. Знающие люди говорили: «Ныне видим, что благородный муж сказал правду».

Государыне Тоётакара Икасии был пожалован титул бабушки-государыни. Нака-но Ооэ был назначен наследником престола. Девиз правления был изменен на Тайка.

21. Пожалование шапки ранга дайкин

Был речен указ: «Умиротворить алтари земли и злаков[340] удалось благодаря заслугам Нашего князя[341] . И то, что [ныне] унифицированы ширина хода повозок и письменность[342] , произошло благодаря его деяниям. Посему [ему] даруется шапка ранга дайкин[343] и жалуется [должность] внутреннего министра, а также 2000 дворов. Князю поручено распоряжаться важными военными и государственными делами»[344] .

Ооми разыскивал и выявлял [достойных] среди лесов и болот[345] и среди людей низкого звания. И привлекал их к управлению, [так что] на окраинах не осталось одаренных, [которых бы он не нашел]. Поэтому девять управлений[346] были упорядочены, а все пять постоянств[347] приведены в гармонию.

22. Пожалование внеочередного ранга

В 5-й год Хакухо [654 г.][348] , осенью, в 8-ю луну, был речен указ[349] : «Неизменным принципом прежних государей было почитание дао и привлечение на службу мудрых. Изречение совершенномудрых [гласит] — [необходимо] поощрять заслуги и воздавать должное за добродетели. Люди полагают, что ранг внутреннего министра обладателя шапки ранга дайкин, Накатоми-но Мурадзи, по заслугам равного с Такэ-но Ути-но суку-нэ[350] , не достаточно [высоки][351] . [Ему] внеочередно жалуется шапка ранга сики[352] и еще 8000 дворов».

23. Пожалование шапки ранга дайсики

Вскоре государь Амэ-но Ёродзу Тоёхи [Ко:току] устав от многочисленных дел управления [государством], сокрылся в облаках[353] . Мать-государыня вняв чаяньям людей, вторично взошла на престол[354] . Все дела управления [она] передала наследному принцу. Наследный принц всякое дело решал, советуясь [с сановниками], и только после этого претворял [решения] в жизнь. В то время из-за моря и из-за [таких крутых] гор, [куда добраться можно только при помощи] лестницы, беспрерывно поступали подношения императорскому двору. [Появилось] очень много деревень, где [люди] играли на жан[355] и похлопывали себя по животу[356] . Если бы не добродетель государыни и не мудрость подданного[357] , разве удалось бы достичь такого блага?! Посему [Каматари] была пожалована шапка ранга дайсики, титул князя[358] и 5000 дворов. Всего вместе с пожалованными прежде — 15 000 дворов[359] .

24. Внешние дела управления [360]

В 12-й год [661 г.][361] , зимой в 10-ю луну государыня проследовала во дворец Нанива. До этого в соответствии с просьбой Поксин[362] государыня, желая послать войска на помощь [Пэкче], проследовала на Цукуси для осуществления военных приготовлений. В 13-й год [662 г.][363] , летом, в 1-ю луну, корабль государыни был спущен на воду и отправился на запад. В 3-ю луну корабль государыни причалил в бухте Наноооцу, государыня пребывала в путевом дворце Ивасэ. Государыня переименовала его в Нагацу. Летом в 5-ю луну [государыня] переехала во дворец Асакура-но Татибана-но Хиронива и занималась внешними делами управления[364] .

25. Отклик божеств

До 7-й луны осени государыне нездоровилось. Тогда ооми в душе испугался. Вознес моления богам [Неба и Земли], горячо испрашивал у будд долголетия [для государыни]. Яшмовая статуя будды, [которой молился Каматари] протянула руку и погладила [его] по голове, во сне [Каматари] явилась Каннон на небесах. [Так] был явлен отклик божеств.

Поэтому монах До:кэн[366] сказал: «В древности государевы телохранители, заслышав скрип оси повозки, молили о смерти[367] , мужи, обладавшие целомудрием и чувством долга, прорывали землю и жертвовали собой[368] . [Когда] солнце было сокрыто облаками-птицами, Лин Инь молился, чтобы проклятие бога Хуанхэ перешло на него[369] , мудрый муж желал принести себя в жертву.

Хотя слава не меркнет и молва о преданности и бескорыстии полнится, [эти деяния] сильно отличаются от случившегося ныне. Разве можно их равнять?!

26. [Престолонаследник] облачается в белые одежды и приступает к управлению

Жизнь имеет предел, и срок жизни [государыни] уже подошел к концу. Государыня скончалась в путевом дворце Асакура[370] . Престолонаследник, облачившись в белые[371] одежды, приступил к управлению.

В этой луне военачальник Су[372] , тюркский принц Кэйхицукарики и иже с ними двумя путями — по суше и по морю — прибыли в крепость [страны] Когурё. Престолонаследник переехал во дворец Нагацу для управления военными делами за морем.

27. Выдающиеся мудрецы

Однажды [престолонаследник] сказал сановникам: «Говорят, что «в великой [стране] Тан есть Вэй Чжэн[374] , в [стране] Когурё есть Кэгым[375] , в [стране] Пэкче есть Сон Чун[376] , в [стране] Силла есть Юсин[377] ». Каждый [из них] охраняет [свою] страну, [их] слава приводит в трепет [земли] на десять тысяч ли. Все они выдающиеся люди своей страны и мудростью превосходят других. Но если всех их сравнить с нашим внутренним министром, [им] придется пролезть под чужим задом[378] . Разве могут [они] тягаться с [Каматари]?!»

Зимой, в 11-ю луну, останки государыни были перевезены из дворца Асакура и захоронены во временном погребении в Асука-но Кавара.

28. Престолонаследник приступает к делам управления

В 14-м году [663 г.] престолонаследник приступил к делам управления. В прежние трудные годы дружба [между престолонаследником и Каматари] была искренней. Хотя долгом были [отношения] правителя-поданного, ритуалом были [отношения] друга-наставника. Когда выезжают сидя рядом в одной повозке, подстилки смыкаются, а колени соприкасаются. В делах управления [престолонаследник и Каматари] чтили великодушие, в нравах придерживались человеколюбия и доброты. И тогда добродетель-току укрыла [собой] весь мир. За морем действовали устрашением и умиротворением. Поэтому три корейских государства покорились и стали служить [Ямато], а десять тысяч родов пребывали в мире и спокойствии[380] .

29. Послание вана Когурё

Поэтому ван Когурё[382] преподнес внутреннему министру послание. Оно гласило: «Думаем [мы], воздействие человеколюбия ооми[383] достигает далеких [пределов], [молва о Вашей] великой добродетели простирается далеко. [Вы] распространили благодетельное влияние государя на десять тысяч лет, прославили восхитительные качества [государя] на десять тысяч ли. [Служите] опорой государству, понтонными мостами[385] — народу. [На Вас] почтительно взирает страна, и надеются сто родов. Радуемся тому, что слух об этом разнесся далеко. Поистине [мы] глубоко обрадованы тем, что об этом стало известно».

30. Благоденственное правление

В 6-м году [667 г.] правления, летом, в 3-ю луну, столица была перенесена в провинцию Афуми[386] . В 7-м году [668 г.] в 1-ю луну государь взошел на престол. Это государь Амэ Микото Пиракасу Вакэ[387] . В [правление] государя не случалось происшествий, и [государь] любил объезжать-осматривать страну. Не было людей с землистым [от голода] цветом лица, появились дома с избытком запасов. Народ повсюду превозносил благоденственное правление.

31. Ооми увещевает государя [388]

Государь призвал сановников и устроил пир в доме на побережье. В разгар пира очень веселились. Наследный принц-младший брат [государя], взяв длинное копье, проткнул настил пола. Государь испугался и сильно рассердился, думая, что принц хотел причинить [ему] вред. Ооми настойчиво увещевал [государя], и тогда государь отступился от принца. Наследный принц-младший брат [государя] поначалу невзлюбил ооми за высокомерное обращение. Но с этого времени [принц] стал особенно ценить близость с ним. Впоследствии во время смуты года дзинсин[389] , когда [наследный принц-младший брат государя] направлялся из Ёсино в восточные земли, [он] молвил, сокрушаясь: «Если бы ооми был жив, разве пришлось бы мне терпеть такие лишения?!» Люди думали так же.

32. Исправление и утверждение законов

В 7-м году [668 г.], осенью, в 9-ю луну, Силла преподнесла дань. Тогда ооми передал послу Ким Тонъом один корабль для вручения главному министру Силла [по имени] Юсин[390] . Некоторые порицали это. Ооми же говорил в ответ: «Под Небесами нет земли, которая не принадлежала бы государю, на земле нет человека, который не был бы подданным государя».

Еще раньше государь повелел ооми записать ритуалы и правила поведения, исправить и привести в порядок уголовные и гражданские законы. [Ооми], превосходно разбиравшийся в природе Неба и Человека, составил наставления для государя. Ооми с мудрецами того времени сократили-дополнили старинные ритуалы, составили основные законоположения. [При составлении законов] всецело [руководствовались] возвеличиванием пути почитания и любви, пресечением пути коварства и криводушия. [При помощи] законов стремились избежать судебных процессов, в установлениях [стремились] соблюдать [принцип] любви ко всему живому. Даже три законоуложения [династии] Чжоу и девять разделов законов [династии] Хань[391] ничего не могли бы прибавить [к этому][392] .

33. [Государь] справляется о болезни

На 2-й год после восшествия на престол [669 г.], зимой, в 10-ю луну, [Каматари] понемногу завладела тяжелая болезнь. Затем болезнь обострилась[393] . Государь посетил [Каматари] в его усадьбе и осведомился о болезни. Молился верховному владыке Неба о продлении жизни, просил явить знак. Несмотря на молитвы, на следующий день знака не было явлено, и болезнь еще более усилилась[394] . Тогда государь рек: «Если у [тебя] есть просьба, Мы готовы выслушать». Ооми ответил: «Что осмелится сказать ваш никчемный слуга? Я желал бы только, чтобы похоронили меня скромно. При жизни я не принес пользы в военных [делах] страны[395] , разве могу после смерти обременять народ?» [Ооми] сразу же слег и больше ничего не сказал. Государь задыхался [от слез] и не мог совладать со своим горем. [Он] тотчас же вернулся во дворец.

34. Фудзивара-но Асоми

[Государь] послал своего младшего брата-престолонаследника [к Каматари], [престолонаследник] прибыл в его дом и огласил указ[396] государя: «Размышляя об отдаленных предшествующих эпохах, видишь, что иногда из поколения в поколение появлялись лишь один-два сановника, [способных] управлять государством. Но если оценить заслуги, сопоставить способности, [никто] не сможет сравниться с князем. Не только Мы почитаем тебя, но и последующие государи и потомки воистину облагодетельствованы тобою. [Желаем] достойно и щедро вознаградить, дабы не было забвения и утраты. Ныне услышав, что болезнь [твоя] усилилась, Мы еще больше опечалились. Следует наградить тебя». Посему [Каматари] были пожалованы шапка ранга сики, назначение на должность главного министра, новое имя Фудзивара-но Асоми[397] .

35. Скончался в усадьбе в Афуми

В 16-й день, в день каното-но тори [Каматари] скончался в усадьбе Афуми. В то время ему было 56 лет. Государь плакал и очень горевал. Он оставил дела управления на девять дней.

В день киноэ-но нэ[398] [государь] послал Сога-но Тонэри-но Оми [в дом Каматари] огласить волю государя[399] : «Внутренний министр, ооми, обладавший кабанэ асоми, скончался [так] безвременно и внезапно. Почему Небо погубило лучшего из наших людей?! Какая скорбь! Какая печаль! Покинул нас и ушел далеко. Как страшно! Какая жалость! Оставил нас и ушел навсегда! К чему прощальные слова? К чему речи, которыми не высказать [скорби]?! Это не пустые фразы, поистине так и есть. Днем и ночью [мы шли] рука об руку, [ты] был нашим приближенным. [Ты] успокаивал наше сердце. [Твои] слова и дела были безупречны. Мы вместе решали большие и малые дела государства. Во [всех] восьми пределах[400] наступило спокойствие, весь народ не ведал печали. Хотя и произносим эти прощальные слова, речь наша никчемна, неумела и недостойна [внимания]. Увы! Ах! Как быть?! Как быть?!

36. Судно и весла уже затонули

Если князь вносил свои предложения во дворце, они неизменно шли на пользу народу. Если рассуждал об управлении в [военной] ставке, [его мнение] непременно совпадало с Нашим. Воистину, такие как он появляются раз в десять тысяч лет.

Вэнь-ван[401] полагался на Шан Фу[402] , основатель Хань[403] залучил Чжан Ляна[404] . [Но] разве можем мы сравнить [тебя с ними] обоими?! Поэтому утром и вечером [мы] держались за руки, были близки и не наскучивали [друг другу]. Выезжали в одной колеснице, во время выездов следовали ритуалу.

Еще не переправились через большую реку, а судно и весла уже затонули. Заложили фундамент большого дома, а конек крыши и стропила сломались[405] . С кем [нам] ведать страной? С кем управлять народом? Каждый раз как подумаем об этом, печаль [наша] становится еще глубже. Однако [мы] слышали, что „даже величайшие мудрецы не могут избежать [смерти]». И потому боль и скорбь стихают, и понемногу успокаиваются.

37. Царство Тушита

Если у умерших есть душа, и [душа Каматари] и впрямь сможет предстать перед прежними императором и императрицей[407] , то почтительно скажет: „Совсем как в былые дни, когда при прежних государях я наслаждался видами в Афуми и в Хира-но Ура-но мия[408] «.

Всякий раз, когда Мы видим это, неизменно вглядываемся изо всех сил и скорбим. Ни единого шага не ступим, не подумав [о наших родителях], ни единого слова не молвим, не вспомнив [о них]. С надеждой взираем на добродетель мудрецов [государей], падаем ниц, глубоко связанные любовью.

[Тому, кто] уходит от мира и отправляется к Будде, непременно понадобится буддийский инвентарь. Поэтому жалуем курильницу из чистого золота[409] . Взяв эту курильницу, ты, согласно данному обету, следуя за бодхисаттвой Каннон, достигнешь верха царства Тушита[410] . День за днем, ночь за ночью будешь внимать прекрасному учению Мироку[411] . Каждое утро и каждый вечер будешь вращать круг дхарм[412] истинных сущностей».

38. Похороны [413]

Вскоре затем все сановники и чиновники отправились в сад, где [стоял] гроб с телом покойного, и оплакивали [его]. Потому были пожалованы компас, хо:со:[414] , верх [погребального] экипажа из птичьих перьев, барабаны и флейты[415] . В день похорон путь [похоронной процессии] проходил мимо дворцовых ворот, [государь] самолично облачился в белые одежды и изволил идти пешком. [Он] оставил дела управления, обратившись в сторону погребального экипажа, плакал навзрыд, захлебывался [слезами]. С древности не бывало еще столь щедрых государевых милостей и столь славного первого вельможи, как в нынешние дни. В похоронных приготовлениях следовали его [Каматари] предсмертным словам, что давним его желанием является, чтобы похоронили его скромно.

39. Сожжение в храме Ямасина-но дэра

И вот в год каноэ-но ума [690 г.] в 6-й день 9-й вставной луны, [Каматари] был предан огню[416] в храме Ямасина-но дэра[417] . Государь повелел всем сановникам собраться на месте погребения. Ки-но Уси-но Оми[418] , младшая степень ранга дайкин, поручили произнести прощальную речь. Была оказана материальная помощь [на проведение] похоронного ритуала. Во время [похорон] на небе появились облака очертаниями похожие на фиолетовые[419] зонты[420] . Сверху из них доносились звуки струнных и духовых [инструментов]. Множество народа слышали и видели [это]. Никогда не бывало [такой] скорби.

40. Почитание трех сокровищ

Ооми почитал Три Сокровища. Чтил и распространял [учение Будды] в четырех [направлениях]. Каждый год в 10-ю луну украшал место для проповеди, почитал высокодобродетельные деяния Юима[421] , разъяснял единую сокровенную истину. Отринув родовое имущество, вступил в храм Ганго:дзи[422] , стал собирать установления учений пяти школ[423] . Вследствие этого не переводились мудрые монахи, святое учение все более процветало. И вот [был явлен] знак этого!

41. Изготовление надгробного камня

Сатхэк Сомён, младшая степень ранга сики[424] , из Пэкче обладал выдающимся талантом и в изящной словесности не знал себе равных. Сокрушаясь о том, что если не передать доброй славы, добродетель истощится и погибнет, изготовил [надпись на] надгробном камене. Ныне этот камень находится в Котомаки[425] .

[У Каматари] было двое детей — Дзё:э[426] и Фухито[427] . О Фухито есть отдельное жизнеописание[428] .

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 4 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Для любых предложений по сайту: [email protected]